Снова про ЕГЭ

Неправильно это, когда и учителя, и репетиторы, и родители тащат ученика изо всех сил последние два года перед ЕГЭ, буквально натаскивая на результат, а не на знания и осмысление.

Надо вводить промежуточные аттестационные баллы, чтобы именно они в течение всего обучения были маркерами уровня знаний ученика, а результат ЕГЭ лишь дополнительным к общей картине, занимающим не более 30% оценки уровня знаний.

Собственно, мысли эти навеяны давно. Последняя капля — прошла сама тесты ЕГЭ по литературе, которую, как я всегда считала, я знаю неплохо. Ошибалась, видимо. Да, я не помню цитат, описаний, некоторых терминов. За что и получила низкий балл. Но я наивно думала, что в литературе главное не это, а замысел, смысл, выводы, жизненные уроки. Тесты в литературе — это дно.

Стать богиней - дело нехитрое

Невыносимо жаркий день сменился такой же жаркой, липкой ночью. Девушка пыталась уснуть, бесконечно ворочалась на своем ложе, пытаясь найти более-менее прохладный уголок и удобную позу. Но сон не приходил. Даже не смотря на сильную усталость, уснуть было невозможно.

Оглушающий хор цикад добавлял в эту невыносимую душную черноту ночи нечто демоническое, отчего девушке становилось еще хуже. Ведь уже не первый жаркий день сменялся жаркой ночью, а с рассветом все начиналось снова. Передышки не наступало. Казалось, что небеса раскалились и долго еще не оставят измученную жарой землю в покое.

Полежав еще немного, девушка привстала, затем села и тихонько спустила ноги на отвратительно теплый каменный пол. Пол, как и стены, были сделаны из толстого камня специально для защиты от жары и холода. Но, откровенно говоря, не спасали ни от того, ни от другого. В жару дом раскалялся так, что внутри можно было готовить жаркое без огня. А зимой продувался морским пронизывающим ветром, вынуждая его обитателей согреваться всеми доступными способами.

Девушка посидела, прислушавшись. Однако армия цикад заглушала все звуки в этом мире. Дом извне был окутан мощным стрекотанием, но внутри него звуков не было. Как ни странно, все спали — и родители, и братья со своими семействами, приехавшие навестить отчий дом. Наверное, сон для них призвало выпитое за ужином в немыслимых количествах вино.

Collapse )

И ведь не бросишь...

Сегодня зашла сюда впервые за долгий срок. Друзья, есть тут кто? Как вы поживаете? Последний раз была тут больше года назад. Времени нет, потому что ЖЖ не терпит суеты, на минутку не заглянешь. Зайдешь, полдня пропали. Подписала соглашение. Обязуюсь раз в полгода обновляться и объявляться тут. Иначе вычистят все, что нажито, что пережито, что дорого. Тут часть истории и души. Как бы теперь не забыть, когда там полгода...

Я здесь



Коротко о главном. Я никуда не пропала. У меня все в порядке. Много времени отнимает работа, остатки забирает семья. Кто хочет почаще со мной общаться - велком ту фейсбук или контакт. Они более динамичны.

Сказка про тяжелую работу )

Борис Борисыч не привык жаловаться на судьбу. И ко всем жизненным невзгодам относился, как и подобает взрослому человеку, философски. А потому когда пришел приказ отправляться ему на службу в Один Очень Дальний Регион, возглавлять Министерство Поддержки Разведения Овец, он собрался за два дня и двинулся в путь. Добрался до места быстро, всего за неделю - погода была благосклонна к новому начальнику. И там на месте выяснил, что всего в Министерстве служит только он, глубоко беременная секретарша из коренного населения, да один сотрудник, оформивший выход на пенсию примерно в середине прошлого века. Но и эти коллективные сюрпризы были приняты БорисБорисычем без стенаний. Не сломило его дух и практически полное отсутствие подопечных: неоднократно завозимые в Очень Дальний Регион отары высокопородных овец исчезали бесследно на бескрайних пустынных просторах. "Ветры у нас плохие, - сетовали местные старожилы столичным проверяющим. - Приносят болезни, уносят животных..." Откуда заезжим проверяющим в остроносых блестящих туфлях на тонкой подошве было знать, что ветры ветрами, но дело свое эти природные движения оргомных масс воздуха знали туго и уносили животных в... В общем, куда надо было, туда и уносили. Вслед за ними, видимо, вместе с лютыми ветрами, пропадали и начальники Министерства. Итого на сей момент в сферу ответственности БорисБорисыча входило благополучие и процветание чудом уцелевших после четырнадцати Министров двадцати кучерявых и местами рогатых голов.
С ними он сразу нашел общий язык. Овцы поглядели на него также безразлично, как и он на них. Осложнять друг другу жизнь никто не хотел. А посему Борис Борисыч счел обстоятельства более чем благоприятными для себя. Дружный коллектив. Спокойные подопечные. Природа. Свежий воздух. Огорчало одно. В Один Очень Дальний Регион продукты доставлялись редко, и то с высочайшего позволения погоды. Да и бог с ними, с продуктами, ими запасливые старожилы всегда могли выручить. Но вот расслабляющие напитки не поставлялись вовсе. Местным они были противопоказаны. А БорисБорисычу показаны, и даже очень, ибо лютая тоска накрыла его уже на третий день пребывания в важной должности Министра всех овец Очень Дальнего Региона. И заглушить эту тоску не было никакой человеческой возможности.
А посему пришедший через три месяца службы вызов Главного Министерства на Очень Важное Совещание Борис Борисыч воспринял как истинное спасение. До дня, когда нужно было отправляться в дорогу, он считал часы с таким же нетерпением, с которым когда-то давно ждал прихода Деда Мороза, который должен был принести ему в подарок настоящую удочку. Вместо удочки тогда Дед Мороз почему-то принес в подарок новую кроличью шапку с несрезанной этикеткой магазина "Головные уборы". Но само ожидание невероятного чуда впечаталось в память навечно.
В аэропорт он приехал заранее. За сутки. Чтобы не опоздать. Летел на перекладных. Ноги затекли. Спина болела. Глаза покраснели и слезились от кондиционеров. Душа пела от восторга. Как никак, домой возращался! Хоть и на пару дней.
Не помня себя от счастья и принятого на грудь на последнем перелете коньяка, Борис Борисыч заселился в отель с твердым и искренним намерением назавтра предстать перед Главным Министерством в полном боевом комплекте, отчитаться о граничащих с подвигом мерах, предпринятых им для сохранности двадцать овечьих голов, и покорнейше просить вернуть его в большой мир за выдающиеся заслуги.
Однако радость его оказалась так велика, что ни назавтра, ни на послезавтра, на в ближайшие два дня, пока длилось Важное Совещание, Борис Борисыч так и не нашел времени появиться в Главном Министерстве. Изредка его облик видели горничные отеля, пытавшиеся убраться в номере, да администраторы, мимо которых он сильно качающимся телом следовал сначала на выход, а потом, уже со звенящим стеклянным грузом, обратно к лифту.
Однако заслуги его не остались незамеченными. Главное Министерство сочло, что человек отлично справляется с поставленной задачей. И потому пусть справляется с ней и впредь, в Одном Очень Дальнем Регионе.
Так и повелось. Борис Борисыч исправно выполнял свою работу. Секретарша уже не была беремнной. А потом снова была. Единственный сотрудник регулярно сетовал на низкую пенсию. Овцы печалились и не хотели, вопреки стараниям Министерства поддержки разведения овец, разводиться. Но хоть пропадать с ветрами перестали. А жизнь БорисаБорисыча отмерялась теперь периодами от совещания к совещанию, на которые он исправно и с большой радостью ездил. Но так ни разу ни на одном и не побывал.

Дядя Веник

В моем детстве дворники были очень уважаемыми людьми. По крайней мере, в наших глазах. В нашем дворе дворник вставал очень рано. В любую погоду в шесть утра двор уже слышал мерный шорох метлы или скрежет лопаты. К восьми утра чистота была обеспечена, и дворник уходил домой, предварительно убрав инвентарь в свою каморку, причем жил он в нашем же доме. Частенько на нем был фартук. Но не белый, как на картинках из детских книжек, а хлопковый синий или, если было особо грязно, брезентовый. Работали дворники, как правило, за квартиру - им она предоставлялась как служебное жилье. Это было мощным стимулом, за такую работу держались. Понятно, что такой порядок порождал спекуляцию, на должности дворников частенько устраивались по блату. Но и следили за ними очень строго, и выгоняли нещадно, если двор, не приведи Господь, не был вылизан.
Нашего дворника звали Вениамин. Сроду  его, точнее, так никто не звал, так он числился в паспорте. Для детей он был дядя Веня. Я же в силу возраста его окрестила по своему - дядя Веник. Логично же? А уж про полное его имя вообще знать не знала. Думала, что Веником его назвали именно потому, что он всегда с метелкой :-)
Ну и, есссно, однажды об этом узнал и сам дядя Веня. Надо сказать, что был он довольно молод, его дочка была старше меня года на три. Мужчина он был высокий, крупный, очень колоритный. Мы его, по правде говоря, побаивались. А как не бояться, если только раскатаешь горку с наваленной на обочину кучи снега на дорогу, только проникнешься детской радостью от нехитрого развлечения, как откуда ни возьмись, но явно откуда-то с небес, громогласный окрик дяди Вени: "Это что это вы там творите?????!!! Щас я вот вам уши надеру!!!" студил кровь в жилах, и мы бросались по домам.
Дело было летом, которое мы проводили в играх во дворе до темноты. И вот однажды вечером только мы расчертили смачно так от первого подъезда до последнего "дороги и острова", как появился во дворе дядя Веня, решил подмести некий увиденный только им мусор по холодку. Мы взволновались - как так? Мы с таким трудом нашли пишущий камень (мел у нас был страшной редкостью, поэтому мы почище заправских горняков умели различать, какой камень может чертить на асфальте, а какой нет). Потратили полвечера и даже толком не поиграли, как над нашими островами возникла реальная угроза быть сметенными с лица земли. Не только мы были недовольны. Дядя Веня, увидав наши художества на всем его участке, изменился в лице - весь асфальт был разукрашен белыми каракулями и кривыми линиями, который в нашем представлении были замечательной игровой картой - с морями, болотами, дорогами, домиками и прочими только нам понятными символами. Почуяв, что дело швах, мы собрались в кучку на военный совет. Как спасти игру? Ирка, дочь дворника, пискнула, что ей дома влетит, за то, что не уважает труд отца. Танька предложила попросить дворника по-хорошему, чтобы он подождал со своим подметанием хотя бы до завтра. Мы все согласно покивали. После чего встал вопрос, кто пойдет просить. Желающих не нашлось. Поэтому девчонки решили отправить самого глупого маленького, чтобы дядя Веня не сильно ругался на кроху. И все выразительно посмотрели на меня. Я на самом деле была младше всех на 3-4 года. Спорить со старшими я не могла, иначе потом играть мне было бы не с кем. Вздохнув, пошла навстречу дворнику, уже начавшему размашисто подбираться к нашим художествам. Девчонки у меня за спиной.
Подошла. И, набрав воздуха, выпалила:"Дядя ВЕНИК, не трогайте нашу игру до завтра!"
За спиной зашипела Ирка, Танька завопила: "Ты чего несешь???"
А дядя Веня хрюкнул, как-то подозрительно попытался что-то сделать со своим лицом...
Что было дальше, я не знаю. Поняв, что что-то страшное произошло, я трусливо сбежала домой, где, рыдая и всхлипывая до икоты, рассказала обо всем маме. Мама, утешая меня, смеялась. Как смеялись потом и многие соседи. А к дяде Вене с тех пор намертво прилипло его новое имя.

Пал завес тайны

Много лет меня мучил вопрос. Зачем?! Зачем дамы-политики, депутаты, чиновницы выстраивают на головах невероятные вавилоны. Пышный начес, тонны лака. Получается прическа типа "шлем". На мой неискушенный взгляд уродство, не красящее ни одну даму. Я уж молчу про то, во сколько по времени можно ее соорудить утром и попробовать /отрубить/ расчесать вечером.
Ответ был случайно послушан мною в дамской комнате отдыха в одном ооооооооочень величественном здании. Две дамы как раз обсуждали, что надо бы поправить начесы, а то - внимание! - в зале заседания председательствующий их может не заметить!
Занавес.

Как поступить...

Такая заморочная история с поступлением нынешних абитурьентов в вузы, просто ужас! Да, мы в свое время сдавали экзамены дважды - выпускные в школе и вступительные в вузе. Да, часто они отличались, как небо и земля - то, чему учили в школе, было далекооооо от повышенных требований вуза. Теперь, под соусом устранения двойного стресса у выпускников, им оставили одни выпускные ЕГЭ, при этом дав возможность веером рассылать свои заявления на поступление в пять вузов, на 3 специальности в каждом.
Я не знаю, как выпускники, но их родители переживают жутчайший стресс. Причем перманентно. Сначала сдали ЕГЭ, ждем результатов. Дождались, прикинули - на что с полученными балами стоит рассчитывать. Потом подали заявления, ждем - какой в итоге будет конкурс. И поскольку все подают по 15 заявлений, реальная картина не понятна. Ведь все равно в итоге будет выбрана 1 из 15 специальностей.
Ладно, прием заявлений завершен, ждем рейтингов. Не все вузы публикуют рейтинг, выстроенный по убыванию баллов, с самого начала. Часть держит драматическую паузу и выкладывает рейтинги строго после 26-28 июля, прямо накануне зачисления олимпиадников, льготников и целевиков. К этому времени родители уже достигают определенной стресс-кондиции и перестают воспринимать реальность критично - кажется, что усё пропало...
Это только начало, собственно. На оставшиеся после зачисления льготников места вывешивают рейтинги первой волны и спики рекомендованных к зачислению. Там -  дети, набравшие высокие баллы. У них три для, чтобы подать подлинник аттестата и быть зачисленным. Хорошо, если ребенок вошел в список безусловно рекомендованных. Таких меньшинство. Большинство - ниже в рейтинге. Их родители распаковывают новую упаковку валерианки.
Сегодня первая волна закрылась. Завтра вывесят списки рекомендованных к зачислению по 2 волне. И далее ничинается самая нервная неделя - прием оригиналов на вторую волну. Нервная потому, что ты до последнего дня, до последнего часа не знаешь, поступишь куда или нет. Например, осталось 10 мест, рекомендовано 30 человек. Если ты в спике по сумме баллов 22-й, например, то 1. ты можешь попасть, 2. ты можешь пролететь, причем с вероятностью 50х50. Ага. Потому что впереди стоящие могут принести свои оригиналы и занять эти 10 мест. А могут принести и 1 оригинал, и ты благополучно поступишь. 8 августа в обед станет это точно известно. При этом нередко интрига и традедия разворачивается именно в последний час работы премной комиссии - когда человек не проходит в одном вузе, несет быстренько оригинал туда, куда проходит - и занимает место, которое ты уже считал своим. Справедливости ради - точно также и стоящие перед тобой могут, понимая, что проходят в более интересный для себя вуз, забрать документы из того, который выбрал ты, освобожая путь тебе и тем, кто за тобой. Уравнение со  всеми неизвестными...
Не знаю, как дотерпеть до 8-го. Моя деятельная натура желает определенности и действий. А приходится лишь терпеть и ждать.
Что-то не так в этой системе. Нельзя так испытывать родительские нервы, все лето испорчено томительной неопределенностью.